Терапия сахарного диабета и его осложнений: междисциплинарные аспекты | umj.com.ua

0 198

Резюме. Для кафедры внутренней медицины № 3 Харьковского национального медицинского университета стало уже хорошей традицией в начале сентября проводить конференции, посвященные сахарному диабету как мультидисциплинарной проблеме внутренней медицины. В этом году Научно-практическая конференция с международным участием «Сахарный диабет как интегральная проблема внутренней медицины», посвященная памяти профессора В.М. Хворостинки и 140-летию основания кафедры факультетской терапии (внутренней медицины № 3), прошла 7 сентября 2017 г. в Харькове. Во время мероприятия ведущие специалисты в области эндокринологии, терапии, диетологии, кардиологии, педиатрии особое внимание уделили современным стратегиям диагностики и лечения сахарного диабета и его осложнений, сопутствующим заболеваниям, их профилактике и коррекции.

Открыла работу конференции профессор Лариса Журавлева, заведующая кафедрой внутренней медицины № 3 Харьковского национального медицинского университета (ХНМУ), рассказавшая о значении артериальной жесткости и дисфункции эндотелия в оценке кардиоваскулярного риска. Она напомнила, что сахарный диабет (СД) 2-го типа рассматривают как эквивалент ишемической болезни сердца (ИБС). Так, кардио­васкулярная смертность у больных СД 2-го типа превышает аналогичный показатель в общей популяции в 3 раза; риск развития острого инфаркта миокарда (ИМ) в этой группе в 6–10 раз, а мозгового инсульта — в 4–7 раз выше по сравнению с лицами без данной патологии.

Существуют различные теории кардиоваскулярного риска, одной из которых является концепция «раннего старения сосудов» (Early vascular ageing — EVA), согласно которой самый важный кардиоваскулярный фактор риска — процесс сосудистого старения. Он характеризуется повышением артериальной жесткости (снижение содержания эластина, повышение — коллагена), как следствие — повышением пульсового давления и скорости распространения пульсовой волны (СРПВ). Наряду с этим у таких пациентов отмечают отложение продуктов гликирования на стенках сосудов, дисфункцию эндотелия, снижение продукции оксида азота, окислительный стресс, воспалительные реакции. Особенно выражены такие изменения у больных артериальной гипертензией (АГ) и СД. Именно поэтому, по мнению докладчика, крайне важна диагностика раннего старения сосудов как значимого фактора кардиоваскулярного риска с целью своевременного принятия профилактических мер не только превентивного, но и лечебного характера.

Наряду с традиционными кардиоваскулярными факторами риска (гиперинсулинемия, гипергликемия, неферментативное гликирование белков, активация полиолового пути утилизации глюкозы, диабетическая дислипидемия) большое значение также имеет жесткость артерии. В ряде исследований показана прямая зависимость между жесткостью сосудистой стенки и выраженностью атеросклероза. Оценка жесткости артерий может улучшить стратификацию риска и мониторинг терапии на ранних этапах заболевания. Перспективным направлением, по мнению докладчика, является и определение маркеров дисфункции эндотелия — фракталкина и ассиметричного диметиларгинина.

112312313

Золотым стандартом оценки артериальной жесткости принято считать определение СРПВ. Сердечно-сосудистый риск (ССР) возрастает линейно по мере увеличения СРПВ, особенно повышается при превышении уровня 12 м/с, что считается пороговым значением, согласно Европейским рекомендациям по лечению и профилактике АГ. Каротидно-феморальная СРПВ, которую определяют с помощью реовазографии, отражает жесткость аорты и является независимым предиктором сердечно-сосудистых катастроф.

Л. Журавлева представила результаты исследования, цель которого — оптимизация диагностики ИБС у пациентов с СД 2-го типа на основании оценки роли фракталкина и ассиметричного диметиларгинина в прогрессировании поражения сосудов, повышение эффективности лечения с помощью патогенетически обоснованной терапии с применением α-липоевой кислоты, а также разработка метода определения каротидно-феморальной СРПВ с помощью реографии для оценки поражения сосудов и ее клиническая апробация.

Подводя итоги выступления, Л. Журавлева отметила, что для определения индивидуального ССР, а также своевременного выявления пациентов высокого и очень высокого кардиоваскулярного риска необходимо применять комплексный подход. В частности определять не только показатели липидного и углеводного обмена, но и маркеры дисфункции эндотелия, оценивать состояние каротидного бассейна с определением толщины комплекса интима — медиа сонных артерий, а также регионарной жесткости магистральных артерий (каротидно-феморального сегмента по СРПВ). Для диагностики коронарного атеросклероза проведение инвазивной коронарографии/неинвазивной компьютерной томографии-ангиографии у бессимптомных пациентов с сопутствующим СД 2-го типа может быть рекомендовано при уровне фракталкина >466 пг/мл, ассиметричного диметиларгинина — >0,63 мкМ/л, толщины комплекса интима — медиа сонных артерий — >0,97 мм, каротидно-феморальной СРПВ — >8,3 м/с.

Для оценки индивидуального ССР, прогнозирования поражения коронарных артерий рекомендовано определение каротидно-феморальной СРПВ, для оценки эффективности проводимой терапии — оценка маркеров дисфункции эндотелия (фракталкина, ассиметричного диметиларгинина).

Включение в схему комбинированной терапии α-липоевой кислоты, по мнению докладчика, является оправданным и эффективным, поскольку ее применение способствует снижению холестерина (ХС), ХС липопротеидов низкой плотности (ЛПНП), триглицеридов (ТГ), ХС липопротеидов очень низкой плотности, снижению показателей эндотелиальной дисфункции, замедлению прогрессирования атеросклеротического процесса, повышению жесткости сосудов.

Терапия сахарного диабета и его осложнений: междисциплинарные аспектыОлег Швец, доцент кафедры внутренней медицины Национального медицинского университета имени А.А. Богомольца, директор Украинского научно-исследовательского института питания, ознакомил слушателей с принципами питания пациентов с метаболическим синдромом (МС). Он отметил, что чрезмерное употребление калорийной пищи, нездоровый выбор продуктов питания, нездоровое пищевое поведение и низкая физическая активность являются причинами избыточной массы тела и ожирения. Соблюдение принципов здорового питания наряду с физической активностью и отказом от вредных привычек — наиболее эффективный способ предупреждения СД 2-го типа и сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ). В свою очередь, диетотерапия является незаменимым компонентом в лечении метаболических заболеваний, включая СД, атеросклероз и АГ.

Рекомендации по питанию для пациентов должны включать: текущий нутритивный статус больного, его привычный рацион питания, особенности течения заболевания, эффективность рекомендованных интервенций в соответствии с принципами доказательной медицины. Пациенту необходимо предложить индивидуальные, понятные рекомендации, которые были бы легко выполнимы. При этом исключение продуктов питания и блюд должно быть обоснованным, следует избегать лишения удовольствия от употребления пищи, когда это возможно.

О. Швец обратил внимание на важность индивидуального подхода к формированию диетических рекомендаций. Так, результаты исследования Food4Me свидетельствуют о том, что персонифицированные рекомендации более эффективны, чем стандартные советы по здоровому питанию. Достоверных различий в эффективности между разными уровнями персонификации не установлено.

Основой немедикаментозной терапии МС являются гипокалорийная диета и повышение физической активности, без которых стабильное уменьшение массы тела практически невозможно. В то же время результаты многочисленных исследований демонстрируют, что лишь 1 человек из 5 стремящихся избавиться от избыточной массы тела ограничивает себя в калориях и значительно повышает физическую активность.

Говоря о диете для пациентов с МС, докладчик отметил, что оптимальным выбором должна быть сбалансированная гипокалорийная диета с дефицитом 500–1000 ккал/сут. Специальные продукты питания, в том числе высокобелковые продукты с ограниченной калорийностью, омега-3-полиненасыщенные жирные кислоты, могут добавить эффективность в стандартную диетотерапию. Реальная цель диетотерапии — стабильное уменьшение массы тела на 10% на протяжении 12 мес.

Пациенты с МС должны уменьшить употребление калорий, технологически обработанной пищи, сахара, изделий из муки высшего сорта, соли, насыщенных жиров, трансжиров, алкоголя и калорийных напитков; в то же время следует увеличить потребление натуральных продуктов, овощей, фруктов, орехов, бобовых, цельных злаков, молочных продуктов с низким содержанием жиров. Необходимым условием является изменение пищевых привычек.

Терапия сахарного диабета и его осложнений: междисциплинарные аспектыПрофессор Нонна Кравчун, заместитель директора по научной работе ГУ «Институт проблем эндокринной патологии имени В.Я. Данилевского Национальной академии медицинских наук (НАМН) Украины», обратила внимание на то, что у 40–70% пациентов с СД 2-го типа не удается достичь целевого уровня гликозилированного гемоглобина (HbA1c) (<7%). Одной из причин недостижения такого контроля, по мнению докладчика, является клиническая инерция.

Согласно руководствам Американской диабетической ассоциации/Европейской ассоциации по изучению сахарного диабета (American Diabetes Association/European Association for the Study of Diabetes — ADA/EASD), Американской ассоциации клинических эндокринологов (American Association of Clinical Endocrinologists — AACE), интенсификацию терапии следует проводить каждые 3 мес. Однако в реальной клинической практике среднее время монотерапии с уровнем HbA1c >8% составляет 1,6 года, двойной терапии с уровнем HbA1c >8% — 6,9 года.

В исследовании реальной клинической практики Великобритании Datalink показано, что 6-месячная отсроченная интенсификация терапии (применение второго перорального антигипергликемического препарата или добавление перорального антигипергликемического препарата и инсулина) через 5 лет привела к повышению ИМ на 26%, других ССЗ — на 20%.

Если достичь целевого уровня HbA1c в течение 3 мес не удается, необходимо применение двойной терапии. В соответствии с рекомендациями ADA/EASD, AACE, к метформину или другому препарату 1-й линии добавляют антагонисты глюкагоноподобного пептида (ГПП)-1, ингибиторы натрийзависимых котранспортеров глюкозы (НЗКТГ)-2, ингибиторы дипептидилпептидазы (ДПП)-4, тиазолидиндионы, базальный инсулин, ингибиторы α-глюкозидазы, препараты сульфонилмочевины. Однако некоторые из них, в частности тиазолидиндионы, базальный инсулин и препараты сульфонилмочевины, следует назначать с осторожностью из-за риска гипогликемических состояний.

По мнению Н. Кравчун, перспективным является применение ингибиторов НЗКТГ-2. В частности дапаглифлозин имеет благоприятный профиль безопасности, значимо и стойко снижает уровень HbA1c, имеет инсулиннезависимый механизм действия, дополнительные преимущества в виде уменьшения массы тела и уровня артериального давления (АД), не вызывает значительных гипогликемических состояний, не связан с приемом пищи.

Результаты метаанализа свидетельствуют о том, что смерть от всех причин у пациентов, применяющих препараты сульфонилмочевины, по сравнению с другими препаратами, выше на 26%, сердечно-сосудистая смерть — на 46%, ИМ возникал в 2,5 раза чаще. При приеме препаратов сульфонилмочевины в сравнении с ингибиторами НЗКТГ-2 ИМ возникал чаще в 41,8 раза.

Дапаглифлозин продемонстрировал более низкий риск гипогликемии в дополнение к метформину; у пациентов, применявших дапаглифлозин, не отмечали ни одного случая тяжелой гипогликемии, в отличие от лиц, получавших препараты сульфонилмочевины. Показано, что дапаглифлозин достоверно улучшает функцию β-клеток поджелудочной железы, уменьшает объем висцеральной и подкожной жировой ткани, опосредовано повышает чувствительность к инсулину, имеет дополнительное преимущество в стабильном снижении систолического АД и уменьшении массы тела.

Терапия сахарного диабета и его осложнений: междисциплинарные аспектыЛюбовь Полозова, доцент кафедры эндокринологии и детской эндокринологии Харьковской медицинской академии последипломного образования, рассказала о коррекции тревожно-­депрессивных расстройств при СД. Она обратила внимание на то, что у больных СД присутствует ряд факторов, способных привести к депрессии. Так, пациенты после установления диагноза должны самостоятельно контролировать гликемию, применять фармакологические препараты, внести ограничения в диету, расширить физическую нагрузку, совершать более частые визиты к врачу для коррекции лечения и обследования. У ряда больных присутствует страх диабетических осложнений и гипогликемии. Кроме того, прогрессирование специфических диабетических осложнений само по себе может привести к вегетативным расстройствам.

Развитие нарушений углеводного обмена у пациентов с депрессией может быть связано с поведенческими особенностями при депрессии, особенностями патофизиологии депрессии, включающими активацию системы гипоталамус — гипофиз — кора надпочечников, симпато-адреналовой системы и выработку провоспалительных цитокинов. Эти явления могут приводить к снижению чувствительности периферических тканей к инсулину, а также снижению секреции гормона в β-клетках островков Лангерганса.

Л. Полозова подчеркнула, что при лечении пациентов с СД обязательно следует обращать внимание на их психоэмоциональное состояние, поскольку наличие тревожных и депрессивных расстройств повышает смертность, инвалидизацию больных, а также является причиной стресса ухаживающих лиц и медицинского персонала, в том числе лечащего врача.

При выборе седативного средства предпочтение следует отдавать препаратам с широким терапевтическим спектром действия, наличием выраженного тимоаналептического эффекта в сочетании с анксиолитическим и/или психоэнергизирующим действием, эффективно воздействовать на соматическую симп­томатику, не иметь возрастных изменений фармакодинамики и фармакокинетики, риск межлекарственных взаимодействий, быть безопасным. Кроме того, такой препарат должен обладать возможностью применения фиксированной дозы, проведения эффективного амбулаторного лечения и максимального достижения комплаенса, сохранения в ходе лечения полноценных социальных функций.

Терапия сахарного диабета и его осложнений: междисциплинарные аспектыВ своем выступлении Елена Колесникова, заместитель директора по научной работе ГУ «Национальный институт терапии имени Л.Т. Малой НАМН Украины», уделила внимание проблеме сосудистого старения у пациентов с СД. Она отметила, что для изменения продолжительности жизни необходимо влиять на несколько факторов риска, поскольку последние данные свидетельствуют о том, что максимум 25% вариабельности в общей смертности обусловлено генетическими факторами, тогда как все остальные различия связаны с факторами окружающей среды. Результаты исследования NIA Primate Project свидетельствуют о том, что при профилактике факторов риска, ассоциированных с питанием и образом жизни, происходит уменьшение массы тела, содержания жира, уровня глюкозы, инсулина, нарушение фертильности, изменение частоты ССЗ и рака, повышение толерантности к глюкозе и чувствительности к инсулину.

Е. Колесникова отметила, что на сегодняшний день СД рассматривают как эквивалент ИБС по ССР. Так, из трех больных с СД 2-го типа в возрасте >65 лет двое умирают от ИБС. У больных СД 2-го типа в сравнении с пациентами с ИБС общая смертность выше в 2, сердечно-сосудистая — в 3,25 раза. Результаты исследования DECODE Study продемонстрировали, что постпрандиальный уровень глюкозы в плазме крови натощак повышает риск смерти при ИБС и других сердечно-сосудистых состояниях.

Риск возникновения ССЗ повышается с возрастом. Однако наличие таких факторов риска, как курение, повышенный индекс массы тела, низкая физическая активность, диета с избытком жира и низким уровнем потребления фруктов и овощей, насыщенность поваренной солью, потребление алкоголя, в молодом возрасте также может приводить к увеличению причин смертности и частоты возникновения ССЗ. Показано, что 55% всех причин смерти, 44% случаев смерти от рака и 71% — от ССЗ может быть устранено при отказе от курения, поддержании нормальной массы тела, умеренной физической активности, соблюдении здоровой диеты, снижении потребления алкоголя.

23213141412

Атеросклероз признан возрастзависимым заболеванием, при котором изменяются слои сосудистой стенки, что приводит к прогрессированию дисфункции эндотелия, определяющего жесткость сосудов и риски возникновения сердечно-сосудистых событий, в том числе у пациентов с СД. Важная роль в этом процессе принадлежит теломерам и теломеразной активности, доказано влияние роли теломер на процессы сосудистого старения.

Е. Колесникова отметила, что дисфункция эндотелия является первым шагом к атеросклерозу, а повреждение эндотелия — путь к ИМ. Нарушения функции сосудов, наряду с хроническим воспалением, характерные для СД, атеросклероза, АГ, усугубляются с возрастом. Именно поэтому задача практического врача — не только выявлять внешне здоровых людей с высоким риском сердечно-сосудистых катастроф, но и уметь снижать риск дальнейших осложнений у уже заболевших.

Говоря о терапии сосудистого старения, докладчик привела результаты исследования, свидетельствующие о том, что у  больных СД, применявших метформин, риск умереть от рака на 25–40% ниже, чем у получавших инсулин или препараты сульфонилмочевины, увеличивающие продукцию инсулина в поджелудочной железе. В исследовании UKPDS показано, что терапия метформином у лиц с избыточной массой тела снижает риск сосудистых осложнений на 32%, смертности от СД — на 42%, общую смертность — на 36%, ИМ — на 39%. Кардиопротекторные эффекты метформина связаны с его влиянием на липидный обмен, эндотелиальную функцию, сосудистую реактивность, систему гемостаза и реологию крови. Полученные данные позволяют применять этот препарат для профилактики эндотелиальной дисфункции, в том числе раннего старения сосудов.

Терапия сахарного диабета и его осложнений: междисциплинарные аспектыО патогенетических аспектах и современных диагностических стратегиях СД 2-го типа у детей шла речь в докладе Татьяны Чайченко, профессора кафедры педиатрии № 1 и неонатологии ХНМУ. Она обратила внимание на проб­лему детского ожирения, отметив, что ССЗ, которые вызывают высокий риск заболеваемости и смертности от острых сердечно-сосудистых событий в молодом возрасте, связаны с накоплением компонентов МС, начавшегося с детского ожирения. Ежегодно увеличивается количество детей с избыточной массой тела, большинство из которых проживают в развивающихся странах. По прогнозам Всемирной организации здравоохранения, если текущие тенденции сохранятся, число детей с избыточной массой тела или ожирением, в том числе детей младшего возраста, к 2025 г. достигнет 70 млн. Без вмешательств дети с ожирением, вероятно, будут страдать этой патологией в подростковом возрасте и взрослой жизни.

Большинство (80–92%) детей с дебютом СД 2-го типа имеют ожирение. Это фактор, на который необходимо обращать внимание в клинической практике. Следует помнить, что на формирование инсулинорезистентности (ИР) может влиять этническая предрасположенность, отягощенный по СД 2-го типа семейный анамнез, рождение от матери с СД любого типа, в том числе гестационным, избыточная или недостаточная масса тела при рождении.

Т. Чайченко подчеркнула, что сегодня, к сожалению, неизвестно, как правильно диагностировать ИР в детской популяции, что относить к ее факторам риска и каковы эффективные стратегии для ее профилактики и лечения.

Согласно рекомендациям Американской академии педиатрии (American Academy of Pediatrics — AAP), к критериям диагностики СД 2-го типа у детей и подростков относят: уровень глюкозы в капиллярной крови натощак ≥6,1 ммоль/л (в плазме крови — 7,0 ммоль/л) дважды или уровень постнагрузочной глюкозы >11,1 ммоль/л или уровень HbA1c на момент обследования >6,5%. У пациентов без симптомов СД для установления диагноза требуется наличие не менее двух положительных результатов в разные дни.

Согласно результатам собственного исследования докладчика, функциональный (постнагрузочный) инсулиновый ответ является более достоверным признаком диабетической β-клеточной дисфункции, чем реакция глюкозы крови, существует связь между инсулиновым ответом и уровнем HbA1c. В ходе проведенного анализа инсулиновой и гликемической кривых после глюкозной нагрузки вместе с оценкой антропометрических параметров и маркеров ИР установлено, что HbA1c-«положительные» субъекты имеют более высокий индекс массы тела и более склонны к абдоминальному жироотложению с достоверно более нарушенными уровнями гликемии натощак и ИР. Низкая вариабельность инсулина (<200%) сочетанно с отсутствием снижения или вторым пиком через 60 мин после нагрузки могут рассматриваться как маркеры диабетического нарушения β-клеточной функции у детей. Как уровень HbA1c, так и постнагрузочная кривая инсулина свидетельствуют о значительно нарушенном гликемическом статусе, причем значение >6,5% ассоциируется с нарушением динамики инсулина. Любой из этих параметров (и их комбинация) может относиться к стратифицированию пациента в группу высокого риска с началом фармакологических интервенций. Всем детям с ожирением целесообразно проведение орального глюкозотолерантного теста с определением постнагрузочных кривых глюкозы и инсулина. Измерение HbA1c представляется обязательным для всех детей с избыточной массой тела, независимо от результатов орального глюкозотолерантного теста.

Терапия сахарного диабета и его осложнений: междисциплинарные аспектыПрофессор Игорь Березняков, заведующий кафедрой терапии Харьковской медицинской академии последипломного образования, обратил внимание слушателей на особенности применения антибактериальной терапии (АБТ) у больных СД, отметив, что у этих пациентов ее необходимо проводить по общим правилам лечения при инфекциях соответствующих локализаций. Следует помнить, что некоторые антибиотики, в частности рифампицин, сульфаниламиды, фторхинолоны, при одновременном применении с антигипергликемическими препаратами могут вызывать дисгликемию.

В продолжение выступления И. Березняков рассказал об особенностях проведения АБТ при обострении хронической обструктивной болезни легких, внебольничной пневмонии, инфекций мочевыводящих путей, подчеркнув, что наличие СД не является препятствием для проведения ступенчатой терапии.

Терапия сахарного диабета и его осложнений: междисциплинарные аспектыОльга Ковалева, профессор кафедры пропедевтики внутренней медицины № 1, основ биоэтики и биобезопасности ХНМУ, рассказала об особенностях антигипертензивной терапии у больных СД пожилого возраста, подробно остановившись на клинических проявлениях АГ у этой категории пациентов. Она отметила, что особенностями АГ у лиц пожилого возраста являются больший стаж повышенного АД, более длительная экспозиция гемодинамического повреждающего стресса на сосуды, преобладание систолической АГ, нарушение нормального биологического ритма АД, акселерация атеросклероза.

При назначении лечения при АГ у гериатрических больных обязательно необходимо учитывать патофизиологию старения и клинические проявления АГ в разные возрастные периоды. По данным Европейского общества артериальной гипертензии и Европейского кардиологического общества (European Society of Hypertension/European Society of Cardiology — ESH/ESC), существует солидная доказательная база для рекомендации больным АГ пожилого и старческого возраста с систолическим АД ≥160 мм рт. ст. снижения его до уровня 140–150 мм рт. ст. У больных АГ в возрасте <80 лет, находящихся в удовлетворительном общем состоянии, антигипертензивную терапию можно считать целесообразной при сис­толическом АД ≥140 мм рт. ст., а его целевые уровни могут быть установлены <140 мм рт. ст. при условии хорошей переносимости терапии.

У больных АГ пожилого и старческого возраста можно применять любые антигипертензивные препараты, хотя при изолированной систолической АГ предпочтительны диуретики и антагонисты кальция.

О. Ковалева отметила, что, согласно международным рекомендациям, пациентам пожилого возраста не следует назначать комбинированную терапию, если АД не превышает 20 мм целевого уровня (из-за опасности ортостаза). Монотерапия нормализует АД лишь у 40–50% больных, поэтому требуется назначение ≥2 препаратов. В качестве начального этапа у больных АГ пожилого возраста при высоких показателях АД и высоком кардиовас­кулярном риске предпочтительна комбинация ингибитора ангио­тензинпревращающего фермента (иАПФ) и диуретика, блокатора ангиотензина II и диуретика, антагониста кальция и диуретика, антагониста кальция и иАПФ, антагониста кальция, иАПФ, диуретика. Терапию следует начинать с минимальных доз препарата с постепенным повышением до максимальной дозы, в соответствии с ответом на снижение АД.

Терапия сахарного диабета и его осложнений: междисциплинарные аспектыПрофессор Сергей Коваль, руководитель отдела артериальной гипертензии ГУ «Национальный институт терапии имени Л.Т. Малой НАМН Украины», коснулся проблемы повышения эффективности антигипертензивной терапии у больных АГ с СД 2-го типа. Он подчерк­нул, что в >50% случаев течение АГ при СД 2-го типа происходит в виде резистентной АГ, причинами развития которой являются гиперинсулинемия и ИР, симпатостимулирующий эффект ИР, диабетогенное поражение сосудов и почек, гиперактивация ренин-­ангиотензиновой системы и продукции альдостерона. Поражение сердца, в частности гипертрофия левого желудочка, при АГ и СД 2-го типа является одним из ключевых факторов неблагоприятного прогноза пациентов.

Согласно рекомендациям ESH/ESC, начало антигипертензивной терапии у больных СД с систолическим АД ≥160 мм рт. ст. является обязательным, также настоятельно рекомендуется начинать медикаментозное лечение при уровне систолического АД ≥140 мм рт. ст. У пациентов с СД рекомендуемый целевой уровень систолического АД — <140 мм рт. ст., диастолического — <85 мм рт. ст.

Пациентам с СД рекомендованы и могут быть назначены все классы антигипертензивных препаратов; блокаторы ренин-­ангиотензиновой системы могут быть препаратами выбора, особенно при наличии протеинурии и микроальбуминурии.

С. Коваль отметил, что пациентам с СД 2-го типа и АГ целесообразно назначение ранней комбинированной антигипертензивной терапии; фиксированная комбинация иАПФ и антагонистов кальция является наиболее предпочтительной стартовой комбинацией. Показано, что иАПФ, в частности периндоприл, снижают сердечно-сосудистый риск у пациентов с ИБС с нормальным АД, пре-АГ, АГ. Терапия периндоприлом рекомендована всем пациентам с ИБС, включая лиц с низким риском сердечно-­сосудистых осложнений. Комбинация амлодипин/периндоприл снижает частоту ССЗ и общую смертность у пациентов с АГ и высоким риском, позволяет уменьшить вероятность развития тибиальных отеков (по сравнению с таковой при монотерапии амлодипином), снижает частоту развития всех сердечно-сосудистых событий у пациентов с АГ и наиболее распространенными факторами риска.

Состоявшаяся конференция вызвала большой интерес эндокринологов, терапевтов, кардиологов, педиатров, семейных врачей, студентов, подтвердив тем самым необходимость ежегодного проведения подобных форумов, во время которых мультидисциплинарной проблеме СД уделяют внимание не только эндокринологи, но и врачи других специальностей. Подводя итоги работы, организаторы мероприятия выразили надежду, что полученная информация поможет расширить кругозор участников конференции и станет полезной практикующим врачам в их ежедневной работе.

Марина Колесник,
фото автора

Вам так же будет интересно

Оставьте комментарий

Ваш email не будет опубликован

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.