«Полностью вылечить ВАРС пока мы не можем» — Медицинский портал «МЕД-инфо»

0 22


Рассеянным склерозом (РС), по разным оценкам экспертов, в России болеют от 70 до 150 тыс.[1] человек, а во всем мире насчитывается более 2,3 млн пациентов с этим диагнозом.[2] У каждого из них — индивидуальный характер проявлений РС, в зависимости от того, какие участки центральной нервной системы были поражены.[3] Одна из самых агрессивных форм течения заболевания — высокоактивный рассеянный склероз. О нем мы поговорили с Поповой Екатериной Валериевной, к. м. н., заведующей межокружным отделением рассеянного склероза ГБУЗ «ГКБ № 24 ДЗМ».

— Екатерина Валериевна, что такое высокоактивный рассеянный склероз (ВАРС), какие у него особенности?

— Пациенты с заболеванием рассеянный склероз (РС) характеризуются разным течением болезни: умеренной или высокой активностью заболевания. Во втором случае мы отмечаем большое количество обострений в год. По данным МРТ мы видим очень агрессивное течение заболевания , когда появляются все новые и новые очаги. Причем такое прогрессирование может встречаться не только у пациентов, не получавших лечение, но и у тех, кто уже принимает препараты первой линии.

Препараты первой линии — это иммуномодуляторы и иммуносупрессоры, эффективность которых составляет около 30-40 %. Если мы видим, что терапия препаратами первой линии не помогает, а, наоборот, отмечаем активное течение болезни, необходимо эскалировать пациента, то есть перевести его на препараты второй линии. Их эффективность достигает более 60 % (порой до 80 %), что позволяет добиться очень хорошего результата и снизить скорость нарастания инвалидизации.

— Как пациент может распознать, что у него рассеянный склероз?

— Пациенты не должны ставить сами себе диагноз. Заболевание может проявляться по-разному, и определенный симптом не будет говорить, что речь идет о рассеянном склерозе.

Для того чтобы поставить диагноз РС существуют клинические и МРТ критерии, которые постоянно обновляются и модифицируются. Диагноз должен ставить непосредственно невролог, поэтому пациент просто должен внимательно к себе относиться и, если появляются какие-то жалобы, обратиться к врачу. А врач будет назначать обследования и ставить диагноз.

— Какой прогноз течения заболевания у пациента с ВАРС?

— Если таких пациентов не лечить, не пытаться их стабилизировать, то они достаточно быстро инвалидизируются до инвалидного кресла. Болезнь протекает очень агрессивно — прогноз не очень хороший. Если же своевременно принять меры, правильно назначить необходимый препарат, который позволит адекватно «успокоить» иммунную систему, то в дальнейшем на фоне приема препаратов ВАРС протекает очень спокойно.

— Какова статистика по пациентам с ВАРС в Москве?

— Согласно международным данным, от общего числа пациентов с РС около 24 % страдают ВАРС. Но по Москве данные могут быть другими, так как сам город характеризуется высокими показателями миграционных процессов. Например, на учебу приезжает много студентов, получающих временную регистрацию и наблюдающихся у нас (Межокружное отделение рассеянного склероза, ГКБ № 24).

— Где лечат рассеянный склероз в Москве?

— Согласно приказу Департамента здравоохранения города Москвы от 2015 года, сформировано 5 отделений, где лечат РС. К каждому отделению (на базе больницы) идет прикрепление по округам — по месту прикрепления пациента по медицинскому обеспечению. Так, к 12, 24 и 81 больницам относится по 3 округа, к 15 и 71 больницам — по 1 округу.

— А какой прогноз у пациентов, которые приходят лечиться?

— Еще лет 15 назад, когда препаратов было очень мало, прогноз был печальный. Сейчас мы имеем уже около 15 зарегистрированных препаратов, включая наиболее современные инновационные препараты, показывающие отличные результаты, имеющие уникальный режим применения и дающие пациентам шанс жить полноценной жизнью. И если мы говорим о постановке диагноза сейчас (если это не тот пациент, который заболел еще в советский период, когда не было препаратов), если пациенту назначили правильные препараты и сразу начали лечение, то продолжительность жизни не страдает. Пациенты сохраняют достаточно хорошее качество жизни, не инвалидизируются. У нас даже женщины с РС беременеют, рожают детишек и при этом все спокойно, они хорошо восстанавливаются, не получая при этом обострений.

Немаловажно, что мы привержены к персонифицированной медицине — каждому конкретному пациенту стараемся подобрать наиболее подходящий препарат, соответствующий общей картине болезни, сопутствующим заболеваниям, образу жизни и отчасти даже пожеланиям самих пациентов.

— А можно ли полностью вылечить пациента с ВАРС?

— Мы не можем об этом говорить, потому что в основе заболевания лежит генетическая предрасположенность, и это не один конкретный ген. Если бы это был определенный ген, то у ученых было бы больше шансов для разработки биоинженерного инструмента для блокировки данного гена. Но мы имеем дело с совокупностью разных участков в разных генах, и у каждого пациента свой набор. Исследовательская работа ведется. Пока мы можем законсервировать болезнь, предотвратить последующее развитие, но полностью вылечить, абсолютно ее победить — нет.

Сейчас мы находимся на том этапе развития медицины, когда можно говорить, что уже на этапе постановки диагноза (взять к примеру рутинный анализ крови у генетиков) можно будет прогнозировать, как будет протекать заболевание — спокойно или более агрессивно, и определять, какая группа препаратов более предпочтительна для конкретного пациента.

— Терапия РС И ВАРС разная?

— Есть препараты первой линии, есть препараты второй линии. Основная масса пациентов — это пациенты с умеренной активностью, и они начинают лечение с первой линии. Почему не со второй, почему не назначить сразу более агрессивную терапию? Потому что с более сильными препаратами необходимо быть осторожнее. Важно учитывать, что многие пациенты молодые. Женщины планируют беременность, а у сильных препаратов могут быть ограничения, они могут обладать тератогенным эффектом.

Если мы видим, что не справляемся, то идем на вторую линию. Если мы с самого начала видим достаточно агрессивное течение РС и понимаем, что не имеем времени на то, чтобы начать с первой линии, начинаем сразу со второй. В данной категории уже появились хорошие препараты, правильный подбор которых может действительно сделать жизнь пациента с ВАРС лучше.

— Как вы начали заниматься РС?

— Оканчивая Московскую медицинскую академию (сейчас это Первый медицинский университет), я мечтала быть хирургом, но в последний момент выбрала специализацию по неврологии и поступила в ординатуру. Мой первый пациент был с РС и, так получилось, что, будучи в ординатуре, я начала работать с такими пациентами, набирать материал для научной работы. Потом я пришла работать в центр РС, на тот момент он был единственным в Москве (на базе 11-й городской клинической больницы Москвы). Затем прошла реформа здравоохранения, и наш центр перевели в ГКБ № 24.

— Таких специалистов, как вы, мало?

— В моем сертификате указано, что я невролог. У нас нет официальной сертификации, что этот невролог занимается РС, этот — болезнью Паркинсона и т.д.

Но так получается, что в каждом регионе есть специалист, который отвечает за пациентов с РС и курирует данное направление. Мы каждый год защищаем заявку на закупку препаратов, в обязательном порядке ведем регистры по каждому региону. В каждом регионе есть кабинет (обычно на базе крупных больниц), где пациентам назначают лечение, контролируют течение заболевания.

Фото из личного архива Е. Поповой

 

[1] Медицинская газета. 24 июля 2016 г. Рассеянный склероз: побеждаем шаг за шагом. http://www.patients.ru/pacientam/biblioteka/news/2016/07/rasseiannyy-skleroz-pobezhdaem-shag-za-shagom

[2] Trapp BD, Nave K-A. Annu Rev Neurosci. 2008;31:247-269

[3] Goldenberg M. M. Multiple Sclerosis Review. P T. 2012 Mar; 37(3): 175–184

Вам так же будет интересно

Оставьте комментарий

Ваш email не будет опубликован

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.