Полет в режиме опережения! 25 лет клинической фармации в Украине

0 17

На кафедре клинической фармакологии и клинической фармации Национального фармацевтического университета (НФаУ) в этом году многократный повод для торжества: исполнилось четверть века со дня открытия впервые в Украине специальности «Клиническая фармация», — соответственно, столько же со дня основания кафедры клинической фармакологии и клинической фармации (КФКФ), — а руководитель кафедры, профессор Игорь Альбертович Зупанец отметил 60-летний юбилей. Приглашаем всех присоединиться к поздравлениям и пожелать руководству и всему научно-преподавательскому коллективу кафедры здоровья и благополучия, профессионального успеха. Сегодня наши собеседники — профессор Игорь Зупанец (И.З.) и Сергей Попов (С.П.), профессор кафедры клинической фармации и клинической фармакологии.

— Уважаемые профессоры, последние тридцать лет Вас связывают дружеские и профессиональные отношения. Когда Игорь Альбертович исполнял обязанности первого проректора НФаУ (1996–2002 гг.), Вы, Сергей Борисович, руководили кафедрой клинической фармации. Когда закончилась Ваша каденция на посту проректора по международным связям (2008–2018 гг.), вернулись работать на родную кафедру. Расскажите, пожалуйста, а как все начиналось?

С.П.: Мы вместе работали в этом же здании на Пушкинской, 27, Игорь Альбертович на 2-м этаже — на кафедре фармакологии, я на 1-м — на кафедре патологии. Мы часто пересекались, обменивались мнения­ми — он врач, я врач. И витало желание не забросить свое базовое медицинское образование. Можно было, конечно, пойти по стезе образования, науки, это тоже достойно уважения, но куда было девать 6 лет мечты о врачевании? Поэтому идея о самостоятельной клинической кафедре у Игоря присутствовала всегда.

Но прежде всего надо было проявить себя в науке, защитить диссертации, что, собственно, и было сделано. Мы дневали и ночевали на работе. Игоря в любое время суток можно было найти в экспериментальной лаборатории. У него не было ассистентов, он все делал сам: запаивал ампулы, оперировал крыс. Он изучал артрологию. Это по жизни его научная тема: артрозы, артриты, патология опорно-двигательного аппарата, поиск лекарственных препаратов, оказывающих влияние на эти заболевания. Он 8 лет в отпуске не был, потому что он человек целеустремленный. По-другому он не может, поэтому и достиг того, чего достиг. Это не только звание профессора, но еще и огромнейший авторитет. В профессиональной среде фармацевтов Игорь Альбертович — узнаваемая фигура. Его индекс Хирша — 16, мало у кого такой показатель.

— Что послужило отправной точкой создания кафедры клинической фармации и определило ее дальнейший путь развития?

С.П.: В Харьковском фармацевтическом институте (ХФИ) на тот момент уже были кафед­ры медико-биологического профиля: кафедра пато­логии, первая в системе фармацевтического образования на территории СССР, в 1983–2009 гг. ее возглавляла профессор Алла Ильинична Березнякова, и клиническая кафедра фармакотерапии, основана в 1985 г., тогда ею руководил профессор Борис Андреевич Самура.

Новую идею привез из Канады Валентин Пет­рович Черных. Он увидел там специальность «Клиническая фармация» — мостик между врачом и провизором, который был полезен в обществе, где работала страховая медицина. Когда шквал новых препаратов обрушивается на рынок, врач просто физически не в состоянии всю эту информацию переварить. Он объективно нуждается в специалисте, который владеет знаниями из области фармации и медицины, то есть в клиническом фармацевте. К слову, клиническая фармация — достаточно молодое направление даже для Европы, появилось в конце 1980-х годов из США и очень быстро оправдало свое существование.

В 1993 г. в НФаУ открыли кафедру клинической фармации, а затем и одноименную специальность. Мы стали первыми в Украине. Валентин Петрович Черных, Игорь Альбертович Зупанец, Лариса Михайловна Винник (на тот момент заведующая учебной частью ХФИ (1972–1997 гг.), затем — заместитель ректора по учебной работе (1997–2018 гг.)) — они проделали колоссальный труд: становление специальности, кафедры, штатное расписание, учебная нагрузка, планы — все составляющие нашей профессиональной деятельности и кафедры университета в целом. Внесли специальность в классификатор профессий. Был приказ МЗ Украины, который регламентировал введение должности клинического провизора в клиниках, так как мы планировали основным местом его работы многопрофильный стационар. Это все было прописано и законодательно утверждено. У нас все состоялось логично. Сделали наборы, хорошие ребята, великолепная учебная программа. С кафедры выходят хорошие специалисты.

Кафедра клинической фармакологии
и клинической фармации НФаУ

Кафедра клинической фармации основана в 1993 г. Приказом 349к «О реорганизации кафедр» от 20.05.2013 г. переименована в кафедру клинической фармакологии и клинической фармации (КФКФ). Кафедра КФКФ обучает студентов специальностей 226 «Фармация», «Промышленная фармация» (образовательные программы «Фармация», «Клиническая фармация», «Технологии парфюмерно-косметических средств», «Технологии фармацевтических препаратов»), 224 «Технологии медицинской диагностики и лечения» (образовательная программа «Лабораторная диагностика») уровней «бакалавр», «специалист» и «магистр», в том числе для иностранных студентов на английском языке. Базовые, а также выборочные дисциплины, направленные на совершенствование работы провизора в аптеке, так и клинического провизора в специализированных стационарах (клиническая фармация в кардиологии, педиатрии, клинике психических заболеваний, онкологии, дерматологии), преподаются с привлечением опытных специалистов практической медицины, докторов наук, профессоров соответствующего профиля. Согласно приказу МЗ Украины от 26.02.2003 г. № 86 «Об утверждении примерного положения об опорной кафедре и перечня опорных кафедр высших медицинских (фармацевтических) учебных заведений III–IV уровней аккредитации и учреждений последипломного образования МЗ Украины» и приказа МЗ Украины от 23.08.2011 г. № 532 «О внесении изменений в приказ МЗ Украины от 26.02.2003 г. № 86» кафедры КФКФ НФаУ является опорной по следующим учебным дисциплинам: «Клиническая фармация» (для образовательных программ «Фармация» и «Технологии парфюмерно-косметических средств»), «Клиническая фармакология», «Фармацевтическая опека», «Клиническое изучение лекарственных препаратов» подготовки специалистов в рамках образовательной программы «Клиническая фармация». Для новой специальности коллектив кафед­ры КФКФ разработал новаторские учебники «Клиническая фармация» и «Клиническая фармация: фармацевтическая опека», атласы по фармацевтической опеке, учебные пособия «Основы клинической медицины: симптомы и синдромы в практической фармации», которыми сегодня пользуются не только студенты НФаУ, но и многочисленных медицинских вузов Украины и ближнего зарубежья (Казахстан, Армения). Некоторые из методических разработок получили признание на государственном уровне и стали базисом для создания законодательных актов, например, разработанные в сотрудничестве с ГП «Государственный экспертный центр МЗ Украины» первые в мире «Протоколы провизора (фармацевта)», утвержденные приказом МЗ Украины от 11.10.2013 г. № 875. Коллективом кафедры подготовлены и изданы 19 монографий, 39 научных методических рекомендаций, 18 учебников, 65 учебных пособий, 60 справочных изданий, интеллектуальная собственность изобретений защищена 100 патентами Украины.

И.З.: Начиная с 1990-х годов, в фармацевтическом образовании акцент с химической направленности активно стал смещаться в медико-биологическую сторону.

Была подмечена тенденция — пациент, минуя врача, идет в аптеку. В лучшем случае он попадет на грамотного провизора, в худшем — займется самолечением. Наша задача — соответствую­щим образом подготовить провизора, чтобы он мог оказать посетителю аптеки качественную фармацевтическую опеку, а для этого необходимы знания о синдромах и симптомах, их дифференциации, способности оценить случай, правильно подобрать лекарственный препарат или убедить пациента обратиться к врачу.

На кафедре клинической фармакологии и клинической фармации (название кафедры с 2013 г.) разработано практическое пособие «Фармацевтическая опека», которое включает 40 протоколов провизора (фармацевта) при отпуске безрецептурных лекарственных препаратов и 42 алгоритма фармопеки при отпуске лекарственных препаратов — правила «диалога» провизора с пациентом. Пособие утверждено Министерством здравоохранения (МЗ) Украины в 2013 г., и мы регулярно его обновляем. И поверьте, наши студенты владеют вопросами фармопеки. Благодаря статусу клинической кафедры мы имеем право вести пациентов, и наши студенты у постели больных проводят не один час занятий, видя эти самые симптомы и синдромы, с которыми они потом столкнутся в аптеке или в стационаре клиники.

С.П.: Думаю, любой провизор должен быть «омедицинен». Важно, какими знаниями будет оперировать наш специалист на своем рабочем месте. Если он аналитик, то вопросов нет, он должен изучать фармхимию, аналитическую химию… и, в каком-то небольшом аспекте медицинскую сторону вопроса. 95% выпускников НФаУ все равно идут в аптеки, и совсем небольшой процент «оседают» в аналитических лабораториях, это не массовое трудоустройство.

И.З.: Наша фармация сегодня недооценена в системе здравоохранения. Проходят реформы, кризисы, а аптеки стабильно развиваются. С экономической точки зрения, это саморегулирующаяся структура. И грамотный провизор, а это факт, уже давно взял на себя часть нагрузки специалистов здравоохранения.

С.П.: Я согласен с Игорем Альбертовичем. Да и в целом обидно за наших фармацевтов. 10 лет я исполнял обязанности проректора по международным связям НФаУ, немало поездил по миру, по странам-«донорам»: Ливан, Сирия, Иордания, Марокко, Тунис, — откуда к нам в основном едут иностранные студенты. Несмот­ря на бытующее мнение об отсталости некоторых арабских государств, во многом они продвинулись дальше, чем мы. В частности, их уважительное отношение к профессии фармацевта, ее значимость в обществе. А за этой значимостью стоят решения и законы на уровне государства. Аптеку может открыть только человек с дипломом фармацевта. Один диплом — одна аптека. От аптеки до аптеки расстояние не менее 300 м. Цена на лекарственные препараты одинакова в любой точке страны. Сейчас поляки добиваются, чтобы лицензия на открытие аптеки выдавалась на диплом, и один провизор имел право открыть не более 3 аптек.

— Насколько сейчас востребована в Украине специальность клинического фармацевта?

С.П.: Выпускники НФаУ — клинические фармацевты — очень востребованы, фармацевтические компании буквально разбирают их. Дело в том, что в структуре медицинского образования клиническая фармакология составляет около 54 ч. А наш студент изучает клиническую фармакологию на порядок больше.

Другое дело, их трудоустройство в медицинских учреждениях. Наша страна только обратилась к опыту европейских стран, к теме страховой медицины, идет реформирование системы здравоохранения Украины. Современный думаю­щий врач нуждается в помощи профессионала «лекарствоведа» — клинического фармацевта. Это взаимодействие позволяет повысить качество и эффективность фармакотерапии, снижает затраты на здравоохранение, уменьшает расходы пациента.

Как только у нас произойдет становление страховой медицины, многие вопросы решатся. Появятся люди, заинтересованные в том, чтобы меньше выплачивать страховых премий, чтобы быстрее и качественнее лечить пациента. И препараты будут применять только с доказанной безопасностью и эффективностью. Прогрессивные украинские руководители уже сейчас приглашают к себе на работу клинических фармацевтов. Например, директор ГУ «Национальный институт сердечно-сосудистой хирургии им. Н.М. Амосова НАМН Украины», академик НАМН Украи­ны Василий Лазоришинец, выполнявший в 2014 г. обязанности министра здравоохранения Украины, всегда поддерживал эту идею, поэтому у него в институте давно и эффективно работают клинические фармацевты. И таких клиник с каждым днем становится все больше.

Если мы хотим приобщиться к европейской науке, то и перечень специальностей должен соответствовать европейским и мировым стандартам.

Клинико-диагностический центр НФаУ

Клинико-диагностический центр НФаУ создан как структурное подразделение университета в 2000 г. Его деятельность осуществляется на основании лицензии на медицинскую практику и регламентируется «Положением о Клинико-диагностическом центре Национального фармацевтического университета», утвержденном МЗ Украины. Как лечебно-профилактическое учреждение Клинико-диагностический центр НФаУ аккредитован Главной аккредитационной комиссией МЗ Украины на высшую категорию; постановлением КМУ от 16.05.2011 г. № 501 утвержден в перечне учреждений здравоохранения и программ в отрасли здравоохранения, которые обеспечивают выполнение общегосударственных функций. В соответствии с требованиями законодательства Украины и норм международной практики ICH GCP при Клинико-диагностическом центре создана и действует этическая комиссия. Клинико-диагностический центр имеет значительный опыт проведения клинических исследований I–II фазы и исследований по изучению биоэквивалентности лекарственных средств. Сотрудничает с отечественными производителями лекарственных средств и с иностранными компаниями из США, Великобритании, Германии, Франции, Швеции, Швейцарии, Испании, Латвии, Польши, Хорватии. Центр оснащен современным диагностическим оборудованием, необходимым для проведения клинических исследований в соответствии с мировыми стандартами. При исследовании лекарственных форм для внутривенного введения применяются инфузионные насосы «Terumo» (Япония) с программируемым режимом введения препарата. Плазма крови отделяется в рефрижераторных центрифугах «MPW 350R» и помещается в предварительно маркированные пробирки. Хранение проб до отправки в фармакокинетическую лабораторию осуществляется в холодильной камере «JOUAN» при температуре –80 °C. Камера дополнительно оборудована автономной системой энергообеспечения. Также в резерве имеются две холодильные камеры, в которых температура регулируется от –20 до –80 °C. Дубликаты проб биологических жидкостей хранятся в течение минимум одного года после завершения клинического исследования. Клинико-диагностический центр имеет собственную аттестованную клиническую лабораторию, оснащенную современным лабораторным оборудованием, где оперативно определяются основные лабораторные показатели.

— Новую специальность открыли в 1993 г., в 2000 г. на базе кафедры клинической фармации появился Клинико-диагностический центр для проведения исследований биоэквивалентности лекарственных препаратов. 25 лет прошло, а Украина и поныне в состоянии реформирования отрасли здравоохранения. Игорь Альбертович, как вообще удалось выжить в таких-то условиях?

И.З.: В некоторых вопросах НФаУ, можно сказать, опередил время.

Вообще интересный был период. 2000 г.: сделали ремонт, закупили оборудование, открыли клинику. 2002 г.: я ухожу из проректоров. 7 лет административной работы — более чем достаточно, я всегда хотел заниматься наукой, Вы же об этом хотели спросить?! Итак, возвращаюсь на кафед­ру, а клиника стоит, нет ни одного исследования по биоэквивалентности. А у нас лицензия, а у нас аккредитация…

Отечественные фармацевтические заводы, министры здравоохранения, никто понять не может, почему биоэквивалентность нужно проводить на здоровых добровольцах, какие здоровые добровольцы, когда речь идет о лекарствах? Сейчас этот вопрос уже не возникает, а тогда никто не понимал.

Чтобы помещения 2-го этажа здания на Пушкинской, 27, не простаивали, в них разместили еще три кафедры НФаУ, я, правда, сразу всех предупредил, что явление временное.

Помните, в тот период с большой трибуны нам вещали: «У нас мел в лекарствах, украинские медикаменты плохие, надо увеличить импорт лекарственных препаратов!». Кому-то, видимо, это было выгодно. Кстати, как и сейчас! И вот за окном 2005 г. Идет заседание Кабинета Министров Украины, рассматривается вопрос о создании биоэквивалентных лабораторий. Как же, мы же «генериковая» страна, у нас только 5% оригинальных лекарственных препаратов, остальные 95% — это генерики. А генерики надо проверять на биоэквивалентность, опять же таки, на здоровых людях! Министры у руководства фармацевтических заводов спрашивают, где заключение на биоэквивалентность выпускаемых вами препаратов, заводы — а где ее делают? Где лаборатории? Где клиники? А НФаУ еще в 2000 г. клинику открыл, а потом кафедры в нее заселил, очень иронично…

Как только я получил протокольное решение этого заседания, а я был членом общественного совета по здравоохранению при Кабинете Министров Украины, передаю документ Валентину Петровичу. Ознакомились, поняли, что государство наконец-то обратило внимание на биоэквивалентность, и в течение суток кафедры освободили помещение под клинику. Начиная с 2006 г., мы развернули полномасштабную деятельность!

Сегодня наша клиника № 1 в Украине по биоэквивалентности, мы единственные, кто прошел аудит Европейского агентства по лекарственным средствам (European Medicines Agency — EMA) 2 года назад. В 2018 г. прошли инспекцию ВОЗ по преквалификации противотуберкулезного препарата одного из отечественных производителей.

— Означает ли это, что клиническую фармацию НФаУ знают за рубежом?

И.З.: У нас есть разработки синтетического и природного характера. Они находятся на разных стадиях внедрения в производство, они достойны внимания. Однако к нам обращаются зарубежные компании, в первую очередь для проведения клинических исследований. В мировую науку мы интегрированы своими научными исследованиями. Впервые лет 10 назад к нам обратились американцы для проведения исследований препарата, снижающего уровень аммиака в сыворотке крови. Мы провели для них исследования, даже опубликовали ряд научных статей за рубежом.

Для того чтобы клиническую фармацию НФаУ знали по всему миру, необходимо быть на виду, быть в курсе мировой информации и самим создавать информационные поводы. Это именно то, о чем я иногда говорю: «Скромность — путь в неизвестность». В сентябре прошлого года наша делегация посетила конференцию по биоэквивалентности в Дубае (ОАЭ), перед этим выступали в Атланте (США) с докладом об исследованиях по биоэквивалентности. До этого была Австрия. В марте 2018 г. в Лондоне прошел конгресс по ринологии. Мы приняли участие, представили научному сообществу два доклада по теме клинической фармакологии в ринологии. В августе этого года наши специалисты с докладами приняли участие в конгрессе по биоэквивалентности в Токио (Япония). Наши сотрудники выигрывают гранты и ездят за рубеж. У нас очень высокая международная активность.

— Исследования по биоэквивалентности проводятся на здоровых людях. Неужели еще существуют такие… Расскажите, пожалуйста, что представляет собой исследование на биоэквивалентность?

И.З.: Что такое генерик? — это непатентованное лекарственное средство, являющееся воспроизведением оригинального. И суть проведения исследования на биоэквивалентность — выяснить степень и скорость всасывания основного вещества аналога, время достижения максимальной концентрации в крови и ее значение и т.д. Если аналог ведет себя в крови, как оригинал, то и воздействие его на организм можно ожидать как от оригинального препарата. По­этому нет смысла давать генерик больному пациенту и спрашивать, — прошла у него боль или нет.

Возьмем для примера какой-нибудь известный всем препарат. Хотите диклофенак? С момента появления этой молекулы на рынке прошло более 30 лет, закончился патент. За эти годы мы о диклофенаке знаем все: какими свойствами обладает, как влияет на сердце и почки, какие побочные эффекты, какова доля аллергических реакций и т.д. Вот только технологии мы не знаем, мы ее не покупали. Действующее вещество — субстанцию — заказываем в Китае или Индии, смотря что нужно, за 5 евро или за 500. И то, и другое — диклофенак, только разного качества. Технологию изобретаем сами: сыпучесть, размер кристаллов субстанции, вспомогательные вещества, формирование ядра и слоев, порядок добавления, процесс дражирования и т.д. и т.п. Пусть даже патент опубликован, как говорится, «творог, мука и молоко — еще не вареники». Нужна технология!

Итак, наш препарат готов. Приглашаем 24 здоровых добровольца, нам нужны одинаковы исходные данные. Проводим обследование: рост, масса тела, кровь, моча, ЭКГ, функции почек, гепатиты, сифилис, наркотики (23 наркотипа), курильщик или нет и т.д. Госпитализируем добровольцев в нашу клинику, одинаково кормим (нам же важно, до масла диклофенак попадет в желудок или после), соблюдаем одинаковый питьевой и температурный режимы. Пос­ле приема оригинального диклофенака делаем забор крови и смотрим, как он всасывается, как себя ведет, строим график. Отпускаем добровольцев на 3 дня домой. После возвращения проводим те же манипуляции, но только с «нашим диклофенаком» — аналогом. Если по всем результатам экспертиз действие препаратов совпадает, значит, они биоэквивалентны, аналогу присваивается заслуженный статус генерика.Если все понятно, то у меня к Вам встречный вопрос, где найти 25 пациентов с одинаковой стадией артроза, идентичным набором сопутствующих болезней и общим состоянием здоровья? Когда фармацевтические компании проводят клинические исследования на больных, речь идет о тысячах, десятках тысяч привлеченных к эксперименту людей, и если попадется один с артрозом и циррозом, общая статистика и выводы не пострадают за счет количества участников. В Европе по этому поводу все давно продумали и просчитали.

И еще, действительно, нам с каждым годом все труднее подобрать здорового добровольца. Курение, алкоголь, гепатиты, аллергия, диабет, сердечно-сосудистые заболевания… И все это в большом количестве и независимо от возраста.

— Предусмотрены ли какие-либо меры для обеспечения прозрачности результатов биоэквивалентности лекарственных препаратов?

И.З.: У нас только клиническая часть исследования проходит, замороженные до –80 °С сыворотки мы передаем в независимые химические лаборатории. Лаборатория видит только пробы, определяет концентрацию, передает данные математику, который производит статистическую обработку материала. Следовательно, элемент независимости присутствует на всех этапах операции.

Клинико-диагностический центр НФаУ постоянно проходит аудиторские проверки, приезжие специалисты поднимают все до последней циферки. И это правильно.

Что самое главное, мы не скрываем полученные результаты. В 2016 г. к VIII Национальному съезду фармацевтов Украины вышло издание «Rx-index» — аналог американского «Orange Book» — первый украинский справочник по эквивалентности лекарственных препаратов. Также мы разработали методические рекомендации к справочнику и утвердили их в МЗ Украины. В 2017 г. вышло второе издание. Справочник рассчитан на врачей, провизоров, фармацевтов, студентов профильных вузов.

— Не возникало ли проблем с обнародованием данной информации?

— Опубликовать — не проблема, проблематично было собрать информацию (на момент верст­ки номера Верховная Рада Украины приняла закон об обязательной публикации результатов доклинических и клинических исследований — прим. ред.). Даже будучи в течение года председателем Центрального формулярного комитета МЗ Украины, я не имел доступа к этой информации. Того же диклофенака зарегистрировано 88 наименований, у всех ли одинаковый уровень эквивалентности? Вот и пойми, «Who is who»?

И тогда мы обратились за информацией напрямую к производителю — фармацевтическим компаниям с вопросом, какой уровень доказательности эффективности и безопасности их препарата, какой препарат прошел исследования на биоэквивалентность. Несмотря на то что в Украине лекарственные препараты производятся согласно стандартам надлежащей производственной практики (Good Manufacturing Practice — GMP), только на базе нашей лаборатории 20–30% препаратов оказываются небиоэквивалентными.

Ведь какое главное требование к лекарственным препаратам — как оригинальным, так и генерикам? Они должны быть безопасными и эффективными для пациента. Поэтому наш справочник незаменим для представителей здравоохранения в первую очередь. Врач или фармацевт увидит разницу между А и С, а затем просчитает меньшие риски для здоровья пациента.

— Столько вокруг генерических лекарственных препаратов! Как считаете, может, стоит изобретать что-то абсолютно новое, а не конструировать на основе имеющихся молекул и соединений?

И.З.: Что такое создание нового препарата? От мысли ученого, теоретического обоснования, синтеза абсолютно новой молекулы (только одна из порядка 30 тыс. синтезированных молекул станет лекарством) до аптечной полки или больничной палаты проходит 10–15 лет. Это не только время, но и деньги, около 1,5 млрд дол. США на сегодня.

У нас любят говорить: а давайте синтезировать новые молекулы. Конечно, теоретический интерес как фундаментальная наука имеет значение. Вот практическая сторона дела, сразу скажу, не для Украины. Наша украинская наука, она же университетская. Где взять деньги на исследования — вечная проблема любого научно-исследовательского института. Еще одна сторона медали. Согласно рекомендациям ВОЗ при выборе препарата для лечения генерический лекарственный препарат должен быть в приоритете. Почему? Потому что генерическая замена лекарственных препаратов выгодна прежде всего государству, так как делает более доступной терапию для пациента, а следовательно, помогает сократить расходы государства на здравоохранение. Из бюджета компенсирует только генерик, за оригинал — платите сами.

Лично мое мнение — на существующие молекулы стоит посмотреть свежим взглядом. Вот тот же диклофенак, мы сегодня о нем много говорим. У него есть побочные эффекты со стороны сердечно-сосудистой системы, со стороны печени. Одна из причин цирроза печени в США — применение нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП). У них голова болит — НПВП, суставы — НПВП, чуть что не так — НПВП. У нас, возможно, тоже этот момент присутствует, но нет статистики.

Почему бы не уменьшить выраженность побочных эффектов диклофенака и сохранить его фармакологические эффекты, скомбинировав его с неким веществом. Так мы получим «брендирование», «озеленение» новой лекарственной формы диклофенака. Как раз наша кафедра этим и занимается, есть ряд препаратов, которые мы разработали для лечения артроза.

— При упоминании о кафедре клинической фармации перед глазами встает старинный особнячок на Пушкинской, 27, с ботаническим садом и современной лабораторией, скрытой от посторонних глаз за крепкими дверями. Здесь уютная, почти камерная обстановка, доброжелательность витает в воздухе, приходя к Вам, чувствуешь себя в зоне комфорта. Расскажите, пожалуйста, о буднях кафедры.

С.П.: Наша кафедра — маленький научно-исследовательский институт. Единственное, чем мы не занимаемся, так это синтезом субстанций и производством лекарственных препаратов. Но мы становимся партнерами тех, кто их производит. Нам заказывают исследования как научной субструктуре университета, привлекают нас и к доклиническому исследованию на животных, мы имеем собственную научную базу, аппаратную, приборную. На территории клиники мы не проводим исследования на животных, только в условиях вивария, или нашего, или сотрудничаем с ГУ «Институт патологии позвоночника и суставов имени профессора М.И. Ситенко НАМН Украины».

Мы проводим клинические исследования лекарственных препаратов силами кафедры и Клинико-диагностического центра. Кафедра и Клинико-диагностический центр — единый организм, одни и те же люди. У нас дружный коллектив, нет текучести кадров. На сегодня в составе кафедры — 9 докторов наук, из них 8 профессоров, 19 кандидатов наук, из них 12 доцентов, один ассистент без научной степени.

На кафедре преподается 21 учебная дисциплина, также мы проводим 3 учебные, производственные практики, стажировки. Делаем это максимально качественно. Было решено: каждый класс должен быть оснащен современным проектором, интерактивными досками. Потому что образовательный процесс должен происходить с максимальной иллюстрацией. Даже обучающие фильмы собственного производства снимаем. Наш последний «блокбастер» — «Фармацевтическая опека при симптоматическом лечении кашля».

Руководитель кафедры Игорь Альбертович — наш opinion leader, у него постоянно возникают новаторские идеи. Он часто выступает перед различными фармацевтическими сообществами. Его любят студенты, уважают коллеги, у него много учеников. Сейчас на кафедре паритетное соотношение провизоров и врачей, все прекрасно уживаются. У нас есть хирург, два гинеколога, ЛОР-врач, дерматолог, терапевты, врачи неотложной скорой помощи — я сам 3 года «отлетал под сиреной». Вот такая у нас многодисцип­линарная врачебная и фармацевтическая семья.

Аксинья Калинина,

фото предоставлены НФаУ

Вам так же будет интересно

Оставьте комментарий

Ваш email не будет опубликован

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.